Монолог бывшего шкраба

В школу я пришла, когда мне было уже сильно за 30. Каждый день работы в ней я чувствовала и знала, что готова проработать столько, сколько  будут держать ноги. Но мой школьный век оказался короток – всего 7 лет.
 

Нет, я не была учителем. Я была школьным работником – шкрабом. Руководила  организованными мной школьным музеем и пресс-центром, писала сценарии для школьных праздников и концертов, снимала и монтировала фильмы, проводила благотворительные акции, работала с детьми над исследовательскими и творческими проектами, вела сайты и фотохронику.

В моей работе было много творчества, самостоятельности, неформального общения с детьми и мало канцелярщины. Конечно, я была в более завидном положении, чем учителя, хотя работы у меня было ничуть не меньше, а то и больше, чем у них.  Но почти вся работа была в радость.

Армейские порядки

К школе привыкание шло долго. Многое было непонятно, еще больше было того, с чем я никак не могла согласиться. Особенно с тем, что в школе армейские порядки: приказы не обсуждаются, а выполняются. Нет, обсудить, конечно, можно было. В учительской за чашечкой кофе. Повозмущаться, попротестовать, выпустить пар. А потом все расходились и выполняли приказанное.  И дело было не в завуче или директоре, подчас они не хуже нас понимали абсурдность, а то и просто бессмысленность очередного распоряжения, но они тоже были вписаны в эту армейскую систему, при этом им приходилось сложнее: они были обязаны не только выполнить приказ своего начальства, но и обеспечить его выполнение всеми своими подчиненными.

Между молотом и наковальней

Вообще в школе все находятся  между молотом и наковальней. Дети – между родителями и учителями. Учителя – между родителями учеников и администрацией школы. Администрация школы – между учителями и чиновниками. И всем необходимо обладать очень важным и ценным навыком баланса и умением идти на компромиссы. В том числе с самим собой. По-другому не выжить.

Буддистское спокойствие

Я не сразу поняла, что буддистское спокойствие моих более опытных коллег, которые проработали в школе существенно дольше меня, - это не равнодушие и соглашательство, а специфическая школьная мудрость:  у тебя есть твое дело – обучение и воспитание детей, и ты обязан сохранить свой ум, свои нервы, свою душу в работоспособном состоянии ради того, чтобы были силы делать свое дело. Поэтому все, что может тебе помешать сохранить спокойствие и силы, ты игнорируешь.  Дешевле пойти и молча  написать десять никому не нужных отчетов, которые вдруг потребовали сверху, чем  негодовать, рвать сердце, вступать в конфликты и тем самым вредить своему делу.

200% себя

С коллегами у меня были разные отношения: кем-то восхищалась, с кем-то дружила, кого-то недолюбливала.  Но даже про тех учителей, с которыми у меня не сложились отношения, я  знала, что они вкладывают в работу все силы, все свои ресурсы. Невозможно работать в школе и не выкладываться полностью. Педагогика – дама очень требовательная, она не признает половинчатости: если ты учитель – значит, ты учитель на 100% и на 100% отдаешь себя своему делу.

Так было тогда, когда я только пришла в школу. Сейчас ситуация изменилась. Сейчас учителю приходится отдавать работе не 100% себя и даже не 150%, а все 200%. Потому что 100% уходит на выполнение своих главных обязанностей, и еще столько же – на дополнительную работу, которую без устали придумывают чиновники и реформаторы.

Чтобы были силы и желание

И сейчас учителю, как никому другому, нужна помощь и поддержка. 

Когда родитель ученика пишет в высшую инстанцию не жалобу, а благодарность учителю, у учителя прибавляются силы.

Когда завуч после посещения урока учителя отмечает не только его недочеты, но и удачи, у учителя открывается второе дыхание.

Когда директор не приказывает выполнить очередное абсурдное распоряжение, а просит поддержки и демонстрирует, что готов взамен пойти на уступки в чем-то другом, у учителя снижается уровень негатива.

Когда коллеги в учительской вместо очередной инициативы чиновников обсуждают, как интереснее провести общешкольный конкурс, к учителю приходит вдохновение.

Когда после урока хотя бы один ученик сказал: «Спасибо за урок», учитель постарается еще интереснее сделать следующий урок.

Школу тащит учитель

Нет, на мне нет розовых очков. Конечно, я видела и понимала многое: и то, что в школе бывает лицемерие, неискренность, интриги, сплетни, и то, что многое из школьного уклада устарело и тормозит развитие как детей, так и учителей, и то, что бывают учителя, которые совершенно зря пришли в профессию, и то, что насилие физическое или психологическое  частенько сопутствует образовательному процессу…  Но при всем этом до сих пор школа – это место, в котором царят знание, культура, гуманизм.  А школу держит, несет, тащит на себе учитель.  Своими силами, своим талантом, своим опытом, своим здоровьем, своими нервами.

Мне пришлось уйти из школы. Я уже свое отплакала, отгоревала, примирилась с тем, что эта страница для меня перевернута. Но я всегда буду помнить, что 7 лет работы в школе были для меня семью счастливыми годами. И я очень хочу верить, что для каждого учителя, для каждого шкраба работа в школе – это такое же счастье. А иначе зачем?

 

Аналитика
Вам будет интересно:
Участники